НОВЫЕ ИМЕНА. Межрегиональный благотворительный общественный фонд.
   рус / eng
События фонда
О нас пишут

Денис Мацуев: Дом я лучше построю на Байкале. ["Московская правда" (Москва).- 18.06.2004.- №111.- c.14]

История Дениса Мацуева напоминает сказку. Всего за несколько лет обычный (казалось, что обычный) иркутский мальчик стал мировой звездой в фортепианной музыке. Победил на престижных конкурсах, в том числе в Москве на конкурсе им. Чайковского. Сыграл в лучших концертных залах всех континентов - от "Ла Скала" до "Карнеги-холл". В следующем сезоне в Зале им. Чайковского у него будет собственная абонементная программа. Его именем названа звезда в созвездии "Лира". И это в 28 лет! Слава обрушилась на Дениса, не дав опомниться.

Наша беседа началась с того, что Денис внимательно осмотрел мой диктофон и, слегка прищурившись, произнес:

- Вроде пока крутится. Ведь со мной все диктофоны ломаются. Я не шучу. Вот уже раза три-четыре подряд во время интервью что-то непонятное с журналистскими магнитофончиками происходило - переставали работать.

- Наверное, у вас особая энергетика. Вы не пытались выяснить, не обладаете ли особенным биополем?

- Нет, с экстрасенсами общаться не доводилось. Но я сам лечу людей на концертах. Так было уже несколько раз - в России, Японии, Франции. После выступления подходили слушатели: "Спасибо, вы нас вылечили. Просто удивительные вещи на ваших концертах происходят". Конкретных диагнозов я не знаю, но думаю, что слово "вылечили" здесь не только метафора. О себе же скажу, что на каждом концерте работаю по-честному и посылаю со сцены положительную энергию.

- Вы воспринимаете зал как единый организм или различаете отдельные лица?

- Отдельных лиц в зале практически никогда не замечаю, он для меня как единая масса с определенным уровнем энергетики. Только выходишь на сцену -сразу же ощущаешь поток эмоций, который зал тебе посылает. Мне как исполнителю важно захватить публику с первых тактов и довести до экстаза. Конечно, так бывает не всегда. Иногда начинаешь играть, а из зала идет такой унылый посыл: "Ну-ну, ага, понятно, давай послушаем, что там еще сыграешь". Победа над такой аудиторией требует огромных энергетических затрат. В некотором смысле концерт напоминает поединок.

- Что происходит в вашей душе во время концерта?

- Я сам не совсем это понимаю... Когда выхожу на сцену, сразу же становлюсь совершенно другим человеком. За кулисами, как все артисты, переживаю и нервничаю, но начинается концерт, и волнение пропадает. Бог дал мне способность не волноваться на сцене - это, конечно, очень важно. И так у меня с детства, мне всегда нравилось выступать, причем значительно больше, чем заниматься. Очень важно ощущение куража. Пока оно есть, я буду выходить на сцену, а если пропадет, все остальное станет бессмысленно и бесполезно.

- А о чем вы думаете, играя?

- Прежде всего, о том, как донести до людей основной образ произведения. Иногда бывает, что я отрешаюсь от музыки и начинаю думать о чем-то постороннем, но это только мешает.

- В 15 лет вы стали лауреатом Международного Благотворительного фонда" Новые имена", еще школьником ездили с концертами по России и на гастроли за рубеж. Легко ли пережили переход из состояния ребенка-вундеркинда в профессионального, сформировавшегося музыканта? Все-таки отношение публики к детям на сцене совершенно другое, чем ко взрослым.

- В Иркутске я действительно считался вундеркиндом, а в Москве меня так никто не позиционировал. Мое развитие идет по постепенно возрастающей кривой, и меня это вполне устраивает, потому что у 80 процентов всех вундеркиндов примерно одинаковая судьба - они прекращают гениально играть в 20 - 21 год. Я же перехода из одного качества в другое просто не заметил. В 1998-м, когда мне было 22, получил Первую премию конкурса Чайковского. Я благодарен судьбе за то, что она дала мне шанс завоевать свое место на мировой сцене, и я этим шансом сумел воспользоваться. Это большая удача, потому что трагедия нашей профессии заключается в том, что 95 процентов пианистов не востребованы. Я знаю множество талантливых музыкантов, которые сидят без концертов...

- Москва вас встретила хорошо?

- Журналисты давно мне прилепили ярлык "Золушка с Байкала".

- Действительно, похоже.

- Я не обращаю на эту фразу внимания. Ведь не все было так гладко, как кажется с первого взгляда, и ничто с неба не падало. Может быть, вы не поверите, но в Москву я особенно и не рвался. Я совершенно не хотел уезжать с Байкала. Мне нравилось жить в Иркутске, там у меня была футбольная команда, я был старостой двора, зимой заливал каток, играл в хоккей... И совершенно не понимал: зачем куда-то уезжать от этого счастья. Мои родители (они профессиональные музыканты. - А. С.надо отдать должное их педагогическому таланту, все-таки убедили, сказав: "Ты что, не понимаешь, что сможешь смотреть вживую игры своего любимого "Спартака"! И я согласился на переезд в Москву и, кстати, первое время ходил на все спартаковские матчи... Вскоре попал в обойму музыкантов, поддерживаемых фондом "Новые имена". И по тем временам стал сравнительно обеспеченным человеком: ездил в ЦМШ на такси, обедал в "Праге". При этом вместе с родителями мы снимали квартиру на проспекте Жукова. Я играл на пианино "Тюмень" 1930 года выпуска. Видели бы вы этот ящик! Помню, телевизионщики, готовившие обо мне фильм, долго не могли поверить, что я выиграл конкурс, занимаясь на таком инструменте. Так что мне удалось здесь выстоять, хотя Москва, как любой мегаполис, человека может принять, а может и выплюнуть. Человеческие судьбы здесь перемалываются, как в мясорубке.

- По отдельным высказываниям, а также поступкам некоторых музыкантов старшего поколения иногда создается впечатление, что сравнительно небольшая группа наших славных мэтров сплотилась вокруг музыкального Олимпа и делает все возможное, чтобы помешать кому-либо из молодых туда проникнуть. Так ли это?

- Такого сейчас нет. Никаких группировок, никаких кланов в мире академической музыки не существует. Хотя пробиться и завоевать себе имя сверхсложно, конкуренция огромная. Все зависит от таланта и, конечно, удачного стечения обстоятельств.

- Говоря про ваши отношения с музыкантами старшего поколения, не могу не спросить про дружбу с Эндрю Ллойдом Уэббером - автором знаменитых рок-опер и мюзиклов: "Иисус Христос - суперзвезда", "Фантом оперы", "Кошки" и других. Говорят, что когда в 1998 году вы победили на конкурсе Чайковского, одно из первых поздравлений из-за рубежа пришло именно от него.

- Это правда. Телеграмма от Эндрю была очень приятным сюрпризом. Наша дружба началась благодаря "Новым именам". Через этот фонд он узнал о моем существовании и пригласил на свой фестиваль, проходивший под Лондоном, в потрясающем местечке, где находится практически полностью его собственный город, а также изумительные поля, луга, отданные под концертные площадки. Я сыграл сольный концерт, а на бис - собственную фантазию на темы его знаменитых опер. Уэбберу мое выступление понравилось, поэтому меня пригласили на этот фестиваль и в следующем году, что вообще-то противоречит его традициям. Кроме того, я был первым классическим музыкантом, выступавшим на этом фестивале.

- А сейчас с Уэббером поддерживаете отношения?

- Да. Время от времени перезваниваемся, а когда бываю в Лондоне, непременно захожу к нему. Это замечательный человек с русской душой, большой поклонник Чайковского, Рахманинова, Скрябина.

- А для вас он еще ничего не написал?

- Давайте пока я не буду ничего об этом говорить.

- Наверное, он фантастически богат?

- Разумеется.

- Как вам кажется, наши музыканты такие деньги заработать могут?

- Никогда в жизни. Если взять отечественного композитора, который пишет симфонии, концерты или даже музыку к фильмам, таких денег он никогда не сможет заработать. Да и вообще, музыканты в России зарабатывают гораздо меньше, чем на Западе.

- А свалить отсюда на Запад - такой мысли у вас не возникало?

- На протяжении десятилетия была масса подобных предложений. Постоянно спрашивают: "Что ты там делаешь? Ты с ума сошел!" Я всегда отвечаю, что здесь мои дом, к которому я очень привязан. Вне своего дома я не могу долго находиться, мне становится очень плохо.

- Уедете на Запад и построите там новый дом.

- Зачем? Я лучше построю себе новый дом на Байкале, в родном городе. Там совершенно потрясающее место, просто заряжающее меня энергией. Я не хочу никуда отсюда уезжать.

- А что для вас на концерте важнее - удовольствие от игры или деньги?

- Деньги, если начистоту, для меня вообще не очень важны. Это не бравада: квартира у меня есть. Чтобы сходить с друзьями в ресторан или съездить отдохнуть, денег мне хватает. Считаю, что музыкант должен получать за свою работу нормальные деньги, но не гонюсь за фантастическими гонорарами. Между прочим, довольно часто предлагают за хорошие деньги играть на закрытых корпоративных вечеринках или днях рождениях но до этого я еще не докатился. Хотя один мой хороший приятель недавно играл в казино, естественно, не в рулетку, а на рояле. К этой ситуации, так же, как и к музыкантам, играющим в подземных переходах, я отношусь с пониманием. Такая уж у нас профессия - играть. Но я бы не очень хотел оказаться на месте своего приятеля.

- А вот в одном из интервью вы сказали, что ваша жизнь напоминает цикл: самолет, приземление, репетиция, запись, концерт и опять самолет, опять запись и так далее. Не получается ли так, что очень многое проходит мимо вас и вы приносите себя в жертву музыке?

- Ничего мимо меня не проходит. Я добился того, о чем мечтал, начиная свой путь. Я всегда хотел быть концертирующим музыкантом и уже привык к соответствующему образу жизни. И более того, уже не могу жить без этих бесконечных перелетов, записей, репетиций, смены часовых поясов и так далее. Это для меня как наркотик.

- И все-таки, мне показалось, что этот жизненный цикл вы описали с грустью в голосе?

- Ну какая грусть, что вы! Это и есть тот самый момент счастья. Что же еще может быть лучше для концертирующего музыканта?

- Говорят, что деньги и слава человека портят. Судя по всему, первое испытание - деньгами - вы прошли, а слава вас не испортила?

- Да черт его знает, самому себя оценивать очень сложно. Но все, кто меня знает, считают, что я практически не изменился. При этом не скажу, чтобы я к своему успеху уж слишком серьезно относился. А слово "слава" меня до сих пор слегка удивляет.

Александр СЛАВУЦКИЙ.

назад

 


Фонд   <--
О фонде   <<
Наши наставники   <<
Наш адрес   <<
Наши таланты   <--
Лауреаты   <<
Дипломанты   <<
Наши первые "Новые имена"   <<
События   <--
Мероприятия   <<
О нас пишут   <<
Фотоальбом   <<
Деятельность   <--
Конкурсы   <<
Фестивали   <<
Летняя Творческая школа   <<
Московская творческая школа   <<
Абонементы   <<
Мастер-классы   <<
Издания   <<
Ансамбли   <<
"Новые имена"   <--
В регионах   <<
В мире   <<
Обратная связь   <--
Письма   <<
Гостевая книга   <<
 
<-
Вниманию юных музыкантов, художников и поэтов !
ВНИМАНИЮ ЮНЫХ МУЗЫКАНТОВ, ХУДОЖНИКОВ И ПОЭТОВ !!! П Р И Г Л А Ш А Е М ! - на концерты музыкально-просветительских абонементов в 2012 году: в Рахманиновском зале МГК им. П.И. Чайковского (08 апреля, 14 октября, 2 декабря), в Международном Центре-Музее им. Н.К. Рериха (25 октября, 22 ноября), в Камерном зале Московского Международного Дома музыки (30 сентября, 25 ноября), в Доме-музее Марины Цветаевой (14 ноября, 12 декабря). - в Летнюю творческую школу «Новые имена»: с 9 по 23 июля 2012 г. (I смена) и с 26 июля по 9 августа 2012 г. (II смена); - в Московскую творческую школу «Новые имена»: с 28 февраля по 6 марта 2012 г.; с 16 по 22 апреля 2012 г.; с 22 по 28 октября 2012 г. и с 15 по 21 декабря 2012 г. ).
подробнее
  "НОВЫЕ ИМЕНА"
  Мы благодарны

О фонде       Наши наставники       Фотоальбом       Семья мастеров       Конкурсы       Фестивали
Rambler's Top100 норвегия
хостинг, создание сайтов, раскрутка сайтов, реклама в интернет
Новости аукционы политические партии обзоры рынка новости бизнеса Жизнь в России - демографический портал студия дизайн интерьера ретона, запчасти komatsu caterpillar, Cat запчасти спецтехника, создание и разработка сайта Частные школы москвы, лицеи москвы, гимназии москвы, колледжи москвы - интернет каталог Российская партия ЖИЗНИ