НОВЫЕ ИМЕНА. Межрегиональный благотворительный общественный фонд.
   рус / eng

назад

 


События фонда
О нас пишут

Денис Мацуев: Мне важно овладеть публикой с первых тактов и довести ее до экстаза. [Россiя (Москва).- 27.01.2005.- №003.- C.14]

История Дениса Мацуева чем-то напоминает сказку.

Всего за несколько лет обычный иркутский мальчик стал мировой звездой в фортепианной музыке. Он победил на самых престижных международных конкурсах, в том числе на Конкурсе им.П.И.Чайковского, сыграл в главных концертных залах всех стран и континентов от Ла Скала до Карнеги-холла. И это в 28 лет. Слава обрушилась на Дениса, не дав опомниться.

Его именем названа звезда в созвездии Лира.

Наша беседа началась с того, что Денис внимательно осмотрел мой диктофон и, слегка прищурившись, произнес:

- Вроде пока работает. Ведь со мной все диктофоны ломаются. Я не шучу. Вот уже раза три-четыре подряд во время интервью что-то непонятное с журналистскими магнитофончиками происходило и они переставали работать.

- Наверное, у вас особая энергетика.

- Не знаю, хотя вполне может быть.

- А вы никогда не пытались выяснить: не обладаете ли каким-либо особенным биополем?

- Нет, с экстрасенсами общаться мне не доводилось. Но я сам лечу людей на своих концертах. Это было уже несколько раз в России, а также в Японии и Франции. Когда после выступления ко мне подходили слушатели и говорили: спасибо, вы нас вылечили. Просто удивительные вещи на ваших концертах происходят. Конкретных диагнозов я не знаю, но думаю, что слово "вылечили" здесь не только метафора. О себе же скажу, что на каждом концерте работаю по-честному и посылаю со сцены положительную энергию.

- То есть выступаете в роли донора?

- Да, разумеется, но одновременно и вампира. Потому что зал мне тоже посылает свою энергию. И когда эти два потока сплетаются, происходят просто удивительные вещи.

- Во время концерта вы воспринимаете зал как единый организм, однородную биомассу или различаете отдельные лица?

- Отдельных лиц в зале я практически никогда не замечаю, он для меня существует как единая масса с определенным уровнем энергетики. Как только выходишь на сцену, сразу же ощущаешь определенный поток эмоций, которые зал тебе посылает. Мне как исполнителю важно овладеть публикой. Хочется захватить ее с первых тактов и довести до экстаза. До того ощущения, про которое я вам уже рассказывал. Но, конечно, это бывает не всегда так просто. Иногда начинаешь играть, а из зала идет такой унылый посыл: "Ну-ну, ага, понятно, давай послушаем, что там еще сыграешь". Победа над такой аудиторией требует огромных энергетических затрат. В некотором смысле концерт напоминает поединок.

- А что испытывает музыкант, когда во время его вдохновенной игры вдруг раздается звонок мобильника?

- Раздражает страшно, это наш бич, с которым, к сожалению, никто ничего поделать не может. Ведь такое бывает и в БЗК, ив Карнеги-холле, и в Ла Скала. Хочется хлопнуть крышкой рояля и уйти со сцены, поэтому я всем назло начинаю играть интенсивней. Даже если в нотах написано "пиано", нажимаю на клавиши с двойным напором, чтобы никто не обращал на мобильник внимания и не оглядывался на телефонный звонок.

- Что происходит в вашей душе во время концерта?

- Я сам не совсем это понимаю, потому что, когда я выхожу на сцену, сразу же становлюсь совершенно другим человеком. Находясь за кулисами, я, как все артисты, переживаю и нервничаю, но когда начинается концерт, волнение пропадает. Бог дал мне способность не волноваться на сцене - это, конечно, очень важно. И так у меня с детства, мне всегда нравилось выступать, причем значительно больше, чем заниматься. При выступлении очень важно ощущение куража. Пока оно есть, я буду выходить на сцену, а если пропадет, все остальное станет бессмысленным и бесполезным.

- А о чем вы думаете, играя?

- Прежде всего о том, как донести до людей основной образ произведения. Конечно, иногда бывает и такое, что я отрешаюсь от музыки и начинаю думать о чем-то постороннем, но это плохо.

- В 15 лет вы стали лауреатом премии Международного благотворительного фонда "Новые имена", еще школьником ездили с концертами по России и на гастроли за рубеж. Легко ли вы пережили переход из ребенка-вундеркинда в профессионального сформировавшегося музыканта, ведь все-таки общественное отношение к детям на сцене совершенно другое, чем к взрослым?

- В Иркутске, где жил до приезда в столицу, я действительно считался вундеркиндом, а в Москве меня так никто не позиционировал. Мое развитие идет по постепенно возрастающей кривой, и меня это вполне устраивает, потому что у 80 процентов всех вундеркиндов примерно одинаковая судьба - они прекращают играть гениально в 20-21 год. Я же этого перехода из одного качества в другое просто не заметил. В 1998 году, когда мне было 22 года, получил Первую премию на Конкурсе Чайковского. После чего все в моей жизни повернулось на 180 градусов. Я благодарен судьбе за то, что она дала мне шанс завоевать свое место на мировой сцене, и я им сумел воспользоваться. Это большая удача, потому что трагедия нашей профессии заключается в том, что 95 процентов пианистов не востребованы. Я знаю огромное количество талантливых музыкантов, которые сидят без концертов.

- Москва вас встретила хорошо?

- Журналисты давно мне прилепили ярлык Золушки с Байкала.

- Действительно, похоже.

- Я не обращаю на эту фразу внимания. Ведь не все было так гладко, как кажется с первого взгляда, и ничто само собой на меня с неба не падало. Может быть, вы мне не поверите, но в Москву я особенно и не рвался. Я совершенно не хотел уезжать с Байкала. Мне нравилось жить в Иркутске, там у меня была футбольная команда, я являлся старостой двора, зимой заливал каток, играл в хоккей. И совершенно не понимал: зачем от этого счастья мне нужно было куда-то уезжать. И мои родители (родители Дениса - профессиональные музыканты. - А.С.), надо отдать должное их педагогическому таланту, все-таки убедили, сказав: "Ты что, не понимаешь, что сможешь смотреть вживую игры своего любимого "Спартака"?". И во многом благодаря этому доводу я и согласился на переезд в Москву и первое время ходил на все спартаковские матчи. Вскоре попал в обойму музыкантов, поддерживаемых фондом "Новые имена". И по тем временам стал сравнительно обеспеченным человеком: ездил в ЦМШ на такси, обедал в "Праге". При этом вместе с родителями мы снимали квартиру на проспекте Жукова, а играл я на пианино "Тюмень" 1930 года выпуска. Вы бы видели этот ящик. Помню, телевизионщики, готовившие обо мне фильм, долго не могли поверить, что я выиграл конкурс, занимаясь на таком инструменте. Так что мне удалось здесь выстоять, хотя Москва, как любой мегаполис, человека может принять, а может и выплюнуть. Человеческие судьбы здесь перемалываются как в мясорубке.

- А что надо делать, чтобы тебя не перемололо?

- Наверное, нужны талант, удача, поддержка близких. А также постоянное внутреннее осознание того, что ты должен идти напролом, двигаться вперед, не обращая внимания ни на какие проколы, сбои, ошибки. Только так у человека есть шанс здесь зацепиться.

- По отдельным высказываниям, а также поступкам некоторых музыкантов старшего поколения иногда создается впечатление, что сравнительно небольшая группа наших славных мэтров сплотилась вокруг музыкального Олимпа и делает все возможное, чтобы помешать кому-либо из молодых туда проникнуть. Так ли это?

- Такого сейчас нет. Никаких группировок, никаких кланов в мире академической музыки не существует. Хотя пробиться и завоевать себе имя сверхсложно, конкуренция тут просто огромная. Но все зависит от таланта музыканта, ну и, конечно, удачного стечения обстоятельств.

- Вы говорите такие слова, как "пробиться" и "конкуренция". А это уже напоминает механизмы шоу-бизнеса.

- Разумеется, и академическому искусству они тоже присущи. Конечно, здесь вертятся совсем другие деньги, и наша аудитория значительно отличается. Но способы продвижения артиста, его раскрутки и промоушинга и там, и здесь схожи. В особенности на Западе. Потому что у нас пока нет развитого менеджмента в области серьезного искусства. Тем более очень приятно сказать, что моя родная Московская филармония сейчас перешла на другой, более цивилизованный уровень общения с музыкантами.

- Каких просчетов не терпит мир классической музыки?

- Думаю, что любому человеку нужно всегда точно рассчитывать свои собственные силы. Главное - не переборщить ни с количеством выступлений, ни с их продолжительностью. Кстати, именно этот принцип я нередко нарушаю. К сожалению, не умею отказывать и выступаю сверх нормы. Люблю всех - и тех, кто меня приглашает, и публику, которая меня слушает в любой стране мира. Плюс принципиально важно найти такого менеджера, который поверит в тебя и вложит всю свою душу. Сам по себе музыкант в мире шоу-бизнеса ничего не значит. Да и не должен значить. Поднимать его уровень в этом плане, если хотите, раскручивать должны профессионалы. Именно так складывалась карьера Горовица, Рахманинова и других. Добавьте к этому и достижения цивилизации. В XXI веке важным, например, оказывается и правильный выбор звукозаписывающей студии.

- Говоря про ваши отношения с музыкантами старшего поколения, не могу не спросить про дружбу с Эндрю Ллойдом Уэббером - автором знаменитых "Иисус Христос - суперзвезда", "Фантом оперы", "Кошки" и других рок-опер и мюзиклов с мировой славой. Говорят, что, когда в 1998 году вы победили на конкурсе Чайковского, одно из самых первых поздравлений из-за рубежа пришло именно от него.

- Это правда. Телеграмма от Эндрю была для меня очень приятным сюрпризом. Наша дружба началась благодаря "Новым именам". Через этот фонд он узнал о моем существовании и пригласил на свой фестиваль, проходивший под Лондоном, в потрясающем местечке. Где находится его собственный город, который практически полностью, вместе с изумительными полями, лугами был отдан под концертные площадки. Я сыграл сольный концерт, а на бис - собственную фантазию на темы его знаменитых опер. Уэбберу мое выступление очень понравилось, поэтому меня пригласили на этот фестиваль и на следующий год. Что вообще-то противоречит его законам. Кроме того, я был первым классическим музыкантом, выступавшим на этом фестивале.

- А сейчас с Уэббером вы поддерживаете отношения?

- Да. Время от времени перезваниваемся, а когда бываю в Лондоне, всегда захожу к нему. Это замечательный человек с русской душой, большой поклонник Чайковского, Рахманинова, Скрябина.

- А для вас он еще ничего не написал?

- Давайте я не буду ничего об этом говорить, потому что некоторые планы на этот счет у него имеются, но пока они не осуществились.

- Наверное, он фантастически богат?

- Разумеется.

- Как вам кажется, наши музыканты такие деньги заработать могут?

- Никогда в жизни. Если взять отечественного композитора, который пишет симфонии, концерты или даже музыку к фильмам, естественно, таких денег он никогда не сможет заработать. Да и вообще, музыканты в России зарабатывают гораздо меньше, чем на Западе.

- А мысли свалить отсюда на Запад у вас никогда не было?

- Я могу хоть сейчас свалить отсюда. На протяжении этого десятилетия была масса подобных предложений. Меня постоянно спрашивают: "Что ты там делаешь? Ты с ума сошел?" Я же всегда говорю, что здесь находится мой дом, к которому я очень привязан. Вне своего дома я не могу долго находиться, мне становится очень плохо.

- Уедете на Запад и построите там новый дом.

- Зачем это нужно? Я лучше построю себе новый дом на Байкале, в родном городе. Там совершенно потрясающее место, просто заряжающее меня энергией. Я не хочу никуда отсюда уезжать.

- А что для вас на концерте важнее - удовольствие от игры или деньги?

- Деньги, если честно, мне вообще не очень важны. И это не бравада. Квартира у меня есть, на то, чтобы сходить с друзьями в ресторан или съездить отдохнуть, денег мне хватает. Считаю, что музыкант должен получать за свою работу нормальные деньги, но не гонюсь за какими-то фантастическими гонорарами. Между прочим, мне довольно часто предлагают за хорошие деньги играть на закрытых корпоративных вечеринках или днях рождения, но до этого я еще не докатился. Хотя один мой хороший приятель недавно играл в казино, естественно, не в рулетку, а на рояле. К этой ситуации, так же как и к музыкантам, играющим в подземных переходах, я отношусь с пониманием. Такая уж у нас профессия. Но я бы не очень хотел оказаться на месте своего приятеля.

- А вы сами в казино заглядываете?

- Я человек очень увлекающийся и боюсь, что игра в казино может для меня плохо кончиться. Поэтому в казино я не хожу, ведь есть так много других способов потратить деньги.

- В общем, свободное от музыки время вы проводите весело? Как в Екклесиасте: веселись, пока молод.

- Конечно. Я зажигательный человек, просто сумасшедший. Когда после гастролей возвращаюсь в Москву, с друзьями мы устраиваем потрясающие пати. Уезжаем куда-нибудь за город и отрываемся по полной. Наверное, поэтому у меня никогда и не бывает особенно много денег, потому что как только они появляются, я их мгновенно трачу, а куда именно они ушли, чаще всего даже и не помню.

- А вот в одном из интервью вы сказали, что ваша жизнь - это цикл: самолет, приземление, репетиция, запись, концерт и опять самолет, опять запись и так далее. Не получается ли так, что очень многое проходит мимо вас, и вы приносите себя в жертву музыке?

- Ничего мимо меня не проходит. Я добился того, о чем мечтал, начиная свой путь. Я всегда хотел быть концертирующим музыкантом и уже привык к соответствующему образу жизни. И более того, уже не могу жить без этих бесконечных перелетов, записей, репетиций, смены часовых поясов и так далее. Это для меня как наркотик.

- И все-таки мне показалось, что этот жизненный цикл вы описали с грустью в голосе.

- Ну, какая грусть, что вы? Ведь это и есть тот самый момент счастья, о котором я много лет мечтал. Что же еще может быть лучше для концертирующего музыканта?

- А музыка возвращает вложенные в нее время и душу?

- Безусловно, то, что ты отдаешь, приходит к тебе на 200 процентов. Это и овации зала, и награды на конкурсах, и множество интересных людей, с которыми я познакомился, а также страны и города, в которых я побывал, и многое, многое другое.

- Говорят, что деньги и слава человека портят. Судя по всему, через первое испытание - деньги - вы прошли, а слава вас не испортила?

- Да черт его знает, самому себя оценивать очень сложно. Но все, кто меня знает, считают, что я практически не изменился. При этом не скажу, чтобы я к своему успеху уж слишком серьезно относился. А слово "слава" меня до сих пор слегка удивляет. Конечно, приятно, когда ты становишься известным человеком, когда на тебя раскупаются билеты и на твоих концертах царят аншлаги. Для артиста это настоящий допинг, способствующий прорыву к новым достижениям. Кроме того, все это имеет значение и с чисто прагматической точки зрения. Концертирующий пианист живет для того, чтобы у него было как можно больше концертов и приглашений. А без признания, известности и особого положения это просто невозможно.

* * *
Один мой хороший приятель недавно играл в казино, естественно, не в рулетку, а на рояле. К этой ситуации, также как и к музыкантам, играющим в подземных переходах, я отношусь с пониманием.

* * *
Слово

Мария Бутырская, первая российская чемпионка мира по одиночному фигурному катанию, трехкратная чемпионка Европы:

- Я, конечно, очень много слышала о Денисе, но на его концерте была только однажды. С первых же минут выступления артиста я поняла, что Мацуев - настоящий виртуоз. И слава пришла к нему вполне заслуженно. Меня удивило, как легко в пределах одного вечера он может переходить из барокко в импрессионизм или из романтизма в джаз. Как органично он себя чувствует в музыке различных столетий. Кажется, что для этого музыканта нет непосильных задач за роялем - он может все. Его уже сейчас называют звездой современного исполнительского искусства, я бы к слову "звезда" еще бы прибавила прилагательное - "восходящая". Я верю, что впереди у Дениса еще много побед, премий, наград и триумфов. Он еще очень многого достигнет.

* * *
У 80 процентов всех вундеркиндов примерно одинаковая судьба - они прекращают играть гениально в 20-21 год. Я же этого перехода из одного качества в другое просто не заметил.

Беседовал Александр Славуцкийю.

Фонд   <--
О фонде   <<
Наши наставники   <<
Наш адрес   <<
Наши таланты   <--
Лауреаты   <<
Дипломанты   <<
Наши первые "Новые имена"   <<
События   <--
Мероприятия   <<
О нас пишут   <<
Фотоальбом   <<
Деятельность   <--
Конкурсы   <<
Фестивали   <<
Летняя Творческая школа   <<
Московская творческая школа   <<
Абонементы   <<
Мастер-классы   <<
Издания   <<
Ансамбли   <<
"Новые имена"   <--
В регионах   <<
В мире   <<
Обратная связь   <--
Письма   <<
Гостевая книга   <<
 
<-
Вниманию юных музыкантов, художников и поэтов !
ВНИМАНИЮ ЮНЫХ МУЗЫКАНТОВ, ХУДОЖНИКОВ И ПОЭТОВ !!! П Р И Г Л А Ш А Е М ! - на концерты музыкально-просветительских абонементов в 2012 году: в Рахманиновском зале МГК им. П.И. Чайковского (08 апреля, 14 октября, 2 декабря), в Международном Центре-Музее им. Н.К. Рериха (25 октября, 22 ноября), в Камерном зале Московского Международного Дома музыки (30 сентября, 25 ноября), в Доме-музее Марины Цветаевой (14 ноября, 12 декабря). - в Летнюю творческую школу «Новые имена»: с 9 по 23 июля 2012 г. (I смена) и с 26 июля по 9 августа 2012 г. (II смена); - в Московскую творческую школу «Новые имена»: с 28 февраля по 6 марта 2012 г.; с 16 по 22 апреля 2012 г.; с 22 по 28 октября 2012 г. и с 15 по 21 декабря 2012 г. ).
подробнее
  "НОВЫЕ ИМЕНА"
  Мы благодарны

О фонде       Наши наставники       Фотоальбом       Семья мастеров       Конкурсы       Фестивали
Rambler's Top100 норвегия
хостинг, создание сайтов, раскрутка сайтов, реклама в интернет
Новости аукционы политические партии обзоры рынка новости бизнеса Жизнь в России - демографический портал студия дизайн интерьера ретона, запчасти komatsu caterpillar, Cat запчасти спецтехника, создание и разработка сайта Частные школы москвы, лицеи москвы, гимназии москвы, колледжи москвы - интернет каталог Российская партия ЖИЗНИ